Приветствуем вас на ролевой игре ASOIAF: F*сk the King!

Наш сюжет альтернативный, основан на событиях книг и сериала.

ARYA STARK JON SNOW
MARWYN THE MAGE
______

правила сюжет F.A.Q. гостевая список персонажей занятые внешности шаблон анкеты
______

Временные рамки - 300 год от З.Э.

— Я не говорил, что собираюсь к вам примкнуть, милорд десница, вы позволите? — ему будто нравилось произносить этот титул. Да и королеве, должно быть, тоже. Так далеко от родных земель, в окружении дикарей, хотелось держать рядом частичку прошлого. Иначе вся эта пляска с титулами без реальной власти выглядела самолюбованием, подкреплением уверенности в том, что все делаешь правильно. Петир на мгновение задумался, а не являются ли эти советники, явившиеся к ней из ниоткуда и без ничего, еще одной опорой для уверенности, но оставил эту тему на потом. На личную встречу с королевой...

______

Большие надежды

ASOIAF: F*сk the King

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ASOIAF: F*сk the King » Личные эпизоды » [12.08.300] А когда на море качка-а...


[12.08.300] А когда на море качка-а...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://darksky.org/wp-content/uploads/2015/09/iStock_000020751712_Double.jpg


Время:
12 августа 300, ближе к ночи

Место:
палуба флагманского корабля, где-то в водах Королевских земель


Участники:
Stannis Baratheon, Cersei Lannister

Краткое описание:
Всё, что вы хотели знать о двух правителях из домов Баратеонов и Ланнистеров, но боялись спросить.

0

2

Не спалось королеве-матери. Слишком много мыслей решили атаковать женщину сразу, без объявления войны, и добрых две трети были связаны с её визитом на Драконий камень. Плеск волн о борт флагманского корабля ни разу не успокаивал Серсею, да и море она переносила пока с трудом, делая огромные усилия над собой и поедая имбирь, чтобы не поделиться с другими мореплавателями остатками своего ужина. В ночи они всё равно продолжали плыть, чтобы прибыть в гавань не через десять дней, а максимум через пять. Время поджимало, королева нервничала.

Через полчаса она всё-таки покинула свою королевскую каюту; её гость, Станнис, занял капитанскую. Пустынная палуба напоминала о кораблях-призраках, скользящих по Узкому морю и напоминавших ночным путешественникам об опасностях, какие их ожидали и на том свете в том числе. Матросов на корме не было, и Серсея позволила себе опереться на леер и околофилософски наблюдать за тем, как небольшое, но функциональное судно торопится в Гавань, домой. Чёрная вода пенилась, разбиваясь о борт, и наводила на грустные мысли.

Джейме убьёт её. И Станниса. Он - солдат, и не станет разбираться в политике, в том, что путь к трону лежит через неё и Мирцеллу, и в том, что Станнис им нужен, и на меньшее, чем хотя бы регентство при Джоффри, которого он считал бастардом, просто не согласится. Он - полководец, и он не был в плену никогда. Штормовой Предел так и не пал в восстание Роберта. Лорас не смог взять осаждённый и голодный Драконий камень. Станнис может организовать оборону, если Гавани это потребуется. Девка Таргариенов с тремя драконами тоже может оказаться у порога в неурочный час, и Станнис может помочь. Но как объяснить Джейме, что его требуется не убить, а вызволить с Камня и прекратить опалу? Да никак. Джейме солдат, и не станет разбираться в политике, когда его любимая сестра снова потащится в септу, чтобы стать Серсеей Баратеон Баратеон. Что же этих Баратеонов вообще возьмёт? Бьёшь, бьёшь, а они не вымирают. Идеальное оружие против драконов, потому что, как показалось Серсее во время переговоров, если летающий ящер сожрёт Станниса, то подавится и умрёт.

Джоффри считал дядю Станниса предателем. Справедливости ради, дядей-то Станнис для Джоффри и не был, но об том не знал никто. Догадывались, говорили, судачили, сплетничали - но не знали наверняка. Доказательств тоже ни у кого не было, тем более, сам Роберт позволял себе во всеуслышание заявлять о том, что происходило в постели с его женой - даже не подозревая, что это всё ему приснилось под вином, сдобренным разными интересными травками, вызывающими цветные сны, иногда даже наяву. Сыну предстояло объяснить, что Станнис приехал защищать его правление, и что врагов следует держать ближе, чем друзей. Хватит с него того, что он чуть Мигреньгери не прикончил, создав массу проблем своей матушке, которой и с Оленной, и с Мейсом, и с Маргери пришлось налаживать и без того натянутые отношения. Лорас благо остался на Драконьем камне, подальше от Гавани - то ли в наказание за дурацкую осаду, то ли в поощрение за неё же. Королева-мать ещё не решила, но в Гавань его с собой не взяла.

Малый Совет разбежался - без Вариса и Бейлиша, с престарелым Пицелем и Квиберном, которого этот самый Пицель ненавидел, основный консультативный орган Короны превратился в шапито на выезде.

И через десять дней ей надо снова выходить за Баратеона. Куда мир-то катится?...

+3

3

Корабельные снасти тихо поскрипывали , ветер терся о паруса, но был недостаточно силен, чтобы наполнить их до состояния полного пресыщения и придать судну ту скорость, при которой о скором свидании с Королевской Гаванью задумается каждый моряк.
Станнис не любил море за его изменчивость и своенравность, за попытки оспорить верховенство человека над собой, но уважал стихию за то, что в своем противодействии та редко опускалась до подлостей и всегда давала шанс спастись тому, кто уступил ей, но вел при этом себя достойно. Слабому человеку и кораблю даже во внешне спокойных морях делать было нечего -  долгий поход вначале изломает душу, затем подточит силы, а после переломает хребет и отправит на дно, откуда на поверхность был длишь один выход – стать одним из тех призраков, что порой являют себя живым, служа предостережением для излишне горячих голов.

Вдоволь вкусив прелестей осажденного положения, Баратеон ныне большую часть времени проводил на ногах, благо капитан королевского флагмана оказался из тех, кто когда-то отплыл под его командованием для того, чтобы раздавить мощью флота зарвавшихся питомцев кракена из гнезда Грейджоев, а посему и не думал чинить каких-либо препятствий спутнику, разделившему с ним каюту.
Станнис не любил море, но знал о нем достаточно, чтобы при необходимости довести корабль в любую гавань Семи Королевств. И сейчас, сменив капитана на вахте, он желал побыть на палубе в одиночестве и как следует осмыслить очередной крутой поворот в своей судьбе. Но, как известно, одно и то же желание порой одновременно посещает сразу нескольких человек, подчас различных и не схожих до антагонизма.

- Ночь темна, - не замечать темную фигуру Серсеи, одиноко застывшую в трех шагах от него и. очевидно, не обратившую на него внимания, было глупо. Глупее разве что было бы пытаться напугать ее, подкравшись сзади – и вовсе не потому, что не испугалась бы, но возраст у них уже не тот для подобных забав, да и отношения из рода тех, что заставят скорее подумать о попытке выбросить за борт, нежели о безобидной шутке.
- И полна сожалений, - тем же скупым на эмоции тоном продолжил Станнис Баратеон. А что же ужасы, спросите вы? О, ими ночи тоже бывают полны, но приходят они лишь тогда, когда человек засыпает.

+3

4

Серсея нехотя подняла глаза, оторвав тяжёлый взгляд от волн, бившихся о борт корабля. Естественно, Станнис Баратеон. Уже марширует по палубе корабля как по плацу, хозяйски топча сапогами казённый реквизит. Капитана этот гад сместил быстрее, чем королева-мать успела произнести слово "Хорошо", когда протягивала ему руку, чтобы выйти к его людям. Хорошо, хоть представили её как их королеву; этот титул стоил вдовца-оленя в одной кровати. Впрочем, это временно, но было ли что-нибудь постояннее временного? Уставшая Серсея уже даже не пыталась загадывать. Ей давно требуется хоть кто-нибудь с мозгами рядом, желательно равный по статусу.
- Думаете, столица стоит септы?
В её тоне не было ни агрессии, ни грубости. Она просто задала прямой и дурацкий вопрос лорду, на чьём гербе олень Баратеонов был объят красным пламенем Р'глора. В столице промышляли красные сектанты, но их отлавливали и выдворяли прочь. В этой стране свободы вероисповедания было не так много, как того хотелось бы - верить можно было во что угодно, но только в тех провинциях, где это допускалось. Малышка Санса Старк вот разучивала клятвы Семерым, например. А сейчас она должна торчать где-то у Болтонов и молиться дереву, чтобы, ха-ха, собственный муж не счёл деревом её. И не оставил без сладкого, и в угол не поставил.
- Прежде чем вы ответите, Станнис... Почему мы с вами взяли курс на столицу? Почему мы не исчезли за Узким морем? Почему не представились чужими именами в Пентосе? Почему не изменили своей стране с жизнью в достатке и тишине в чужом краю?
Серсея и правда очень устала. Когда лорд Старк отправил посланника к Станнису, королева-мать ненавидела их обоих всей душой, считая изменниками и предателями традиций и закона - король Джоффри, как то и предполагалось. Только недавно отпрыск показал своё истинное лицо бестолкового правителя, который не слушал советов и к таргариеновой бабке пытался уничтожить всякую надежду на мир и процветание перед зимой и перед лицом грозящей опасности. Второй раз мать его в замке запереть не сможет, не убережёт от беды. Что может быть страшнее для матери, чем свидетельствовать душевную болезнь потомства? Только пережить детей. Об этом Серсея даже думать не хотела.
- Я полагаю, мы с вами - отчаявшиеся и отчаянные глупцы. Что думаете вы? Как нам действовать дальше?
В пекло высокомерные "я вас ненавижу" и "вы мне противны" - это и идиоту понятно. Не спишь ночью? Нечем себя занять? Приходи на палубу, где ещё одна такая же не спящая гуляет туда и сюда, сюда и туда. Подумаем, кто виноват и что делать. И как объяснить всё это королю.

Отредактировано Cersei Lannister (2016-11-16 21:03:30)

+2

5

«Мы с вами…»
Отчего-то представлялось, что Серсее Ланнистер не настолько приятна его компания, чтобы вместе бежать за Узкое море и строить новую жизнь на неизведанных ими прежде берегах. Смертельной схватки за престол там не будет – это верно, но пожелай эта женщина сбежать – для чего ей было приставать к Драконьему Камню? Для чего было вытаскивать его, Станниса Баратеона, уютно обложенного войсками Тиреллов в своем последнем логове? Для чего, наконец, было предлагать ему не только ограничить власть  ее любимого сына, но и разделить брачное ложе?

- Мне известно, что лорд Старк предлагал вам бежать из Королевской Гавани в Утес Кастерли, - честный, справедливый Эддард Старк. Станнис уважал его и чтил память о нем, хотя некогда ему казалось несправедливым, что Роберт скорее считает своим братом лорда Винтерфелла, нежели родных братьев.
- Ваш покойный ныне отец сумел бы защитить и вас, и ваших детей от гнева Роберта. В конце-концов, он отправил бы вас за Узкое море, обеспечил бы состоянием и охраной – и вы смогли бы до конца своей жизни наслаждаться покоем, спокойно стариться, наблюдая за тем, как растут дети и обзаводятся своими детьми, - негромкий голос Баратеона тем не менее легко перекрывал ропот моря, небольшими волнами пробующего на прочность обшивку корабля.
- Но вы выбрали войну. Вы хотели видеть своего сына на троне. Мечтали о том, как перед ним склонятся гордые лорды Семи Королевств, признавая его мудрость и величие.

Джоффри не был мудр. И великим ему теперь уже стать будет крайне непросто. И надежды женщины и матери рассыпались с каждым днем на мелкие осколки. И выбор у нее был простой – сломаться или найти новую мечту, во имя которой вновь яростно бороться, совершать глупости, проливать кровь… Словом, делать то, что обычно делают мужчины.
- Мы глупцы. Но мы же и должники. Мы слишком много задолжали государству, а не только Ланнистеры всегда платят свои долги, - парус над их головами схлопнулся и жалко затрепетал. Станнис отреагировал моментально, меняя курс и подстраиваясь под переменчивый ветер, а корабль, покряхтев снастями будто живой, подчинился.
- Зима пришла. Возможно, мы ее не переживем. Возможно, ее никто не переживет, - Ночной Дозор, если верить последним сообщениям с Севера, уже столкнулся с тем. Что некогда Станнис видел в пламени. С теми, от кого Мелиссандра призывала его защитить живых. – Но начать нам придется с исправления тех ошибок, что еще можно исправить. Псы одной псарни грызутся друг с другом за самую крупную кость. Но когда они видят перед собой дикого зверя, они бросаются на него вместе.

+2

6

- От чего мне бежать? - Серсея гневно вскинула голову наверх, отправляя в Станниса молниеносный взгляд громовержца-Воина. Нет, в нём снова не было ни капли зла на только что спасённого из голодной осады полководца - скорее, задетые чувства отчаянно защищающей своих детей матери. Это её дети. Кто их отец? Джейме? А разве это так важно, если и Роберт, и Джейме на потомство положили огроменный болт, который следовало бы заложить в арбалет и прикончить тех, кто угрожал миру и процветанию в Вестеросе? Джейме... Джейме никогда не относился к Джоффу или Мирцелле так, как подобает хотя бы любящему дяде, который видит, насколько всё равно их родителю. Он не заменил старшему сыну наставника-отца, не предпринял ни одной попытки вырастить мужчину, рыцаря, хотя бы просто мальчика. Серсея закрывала глаза на отсутствие ума у Джоффа, зная, почему так. Потому что у брата и сестры не может появиться здорового потомства. Потому что Таргариены безумны именно поэтому. Потому что она одна разрывалась между желанием не зарыть в землю свой ум и воспитать детей хотя бы как-то, насколько это может себе позволить женщина, которая одновременно правила государством, пока муж спивался, занималась собой, чтобы не состариться в двадцать пять, и находила время на троих, троих, драконы их побери, детей.

Роберт пьёт, страна в светлое будущее идёт. Семимильными шажищами!

- Лорд Старк ошибался. Он был достойным человеком, который пал жертвой несдержанности. И собственной, и той, которую уже без малого пятнадцать лет пытаюсь побороть я.
Она помолчала, чувствуя, как ноготь ломается оттого, что его загнали в дерево леера. Ну и в пекло.
- Я всегда выбираю самый сложный путь, видимо, даже если он не лучший. Прекратите нагонять тоску, Станнис. Мы ещё поживём.
Ну хоть что-нибудь должно же компенсировать убойный и занудный драматизм момента? Серсея продолжила:
- У нас нет выбора, лорд Баратеон - мы должны жить. Я вас вызволяла из этого спального района Вестероса не для того, чтобы гордо сложить голову зимой. У нас, видите ли, масса проблем, так что берите карты в руки и расставляйте войска. Возможно, это не даст вам лишнего времени для обдумывания, насколько мы глупы. Кстати... - Серсея нервно сняла с руки перстенёк, который мастера-ювелиры сделали из того же металла, что и подаренный Робертом "львиный" кулон, коих было два. Она посмотрела на украшение, видимо, что-то подсчитала в уме, надела перстенёк. Последнее время нервы были на пределе. Женщина продолжала одновременно с нервными рокировками украшений:
- Дуракам везёт. Может, если мы глупцы, и нам тоже улыбнутся Семеро. Все разом. Потому что нам нужна хорошо выглядящая версия, почему королева-мать привезла в столицу человека, считавшегося изменником. И Мать бы с этим знанием, но нам бы ещё прикрыть грядущее замужество. Только так вы, Станнис, получите регентство.

Волны бились о борт, корабль разрезал чёрную воду залива, Серсея подошла к Станнису, говоря очень тихо, но не менее чётко:
- Указы подписаны королём, не мной. Он не знал, что он подписывал - вот здесь в игру вступила я. Мой сын хотел прикончить свою жену - за дело, я бы её тоже казнила, но не сейчас. Я смогла убедить Джоффа, что могу спасти государство, и он разрешил мне это делать. Я поступила так, как поступила.
Почему, ну почему она не лупила в детстве этого противного мальчишку?... А, потому, что любила его больше всех. А кого ещё?

+2

7

- Вы огорчите сына, Серсея, - лорд Драконьего Камня выслушал Королеву-мать, изучая ее взглядом, а в конце и вовсе прищурился, словно прицеливаясь из лука, который, как вид орудия, он, к слову, не слишком любил. Было в этом что-то несправедливое – подчас великолепные рубаки гибли он примчавшейся из ниоткуда стрелы, даже не имея возможности узреть перед смертью лицо того, кто их погубил.
- Возможно, он даже сочтет вас такой же изменницей, - надоело ли Станнису смотреть на женщину перед собой или же он увидел все, что хотел, но он вскоре оказался с ней рядом, оперся ладонями о леер и устремил взгляд в сторону горизонта.

Джоффри… Бастард по крови, племянник и король благодаря покойному Роберту, так и не удосужившемуся внять голосам, говорившим ему о том, насколько важен вопрос наследования и как глупо не замечать того, что рано или поздно поймут все. Поняли многие, но озвучить решились не все. А те, кто решился… Многих уже нет.
Вздорный мальчишка с повадками садиста, хвастливый и трусливый. Нет, такому не объединить подданных, ради такого короля не идут на смерть. Друзей он заводить не умеет, зато врагов наживает мастерски. Настроить против себя Север, обменять его по сути на удовлетворение своей кровожадности – это был идиотизм в чистом виде. Кристаллизованный.
- Есть ли у вас самой причины так рисковать помимо уже озвученных? – утопающий хватается и за соломинку – вот себя-то Станнис и видел в подобном качестве. Армии у него не было, драконов тоже. Он был один – и будет один в Королевской Гавани. Рядом нет даже верного Давоса, который едва ли сможет когда-нибудь понять, почему он позволил погибнуть Ширен. Впрочем, с Луковым рыцарем они едва ли встретятся. Оно и к лучшему, возможно.
«Прошлого не вернуть, так твори настоящее».

- Вы знаете его лучше, - словно выбравшийся из холодной реки на берег волк, Баратеон встряхнулся, отгоняя меланхолию и возвращаясь к себе привычному – требовательному и решительному. Его жесткая ладонь накрыла руку леди… в пекло «леди»! Серсея, его будущая супруга. Именно это и должен понять и уяснить мальчишка, сидящий на троне и воображающий, что он вот-вот станет великим правителем, пока государство рушится. Джоффри будет делать то, что должен, а не то, что хочет – или его правление закончится быстрее, чем драконы успеют нагадить ему на голову.
- Он поведет за собой войско? Ему не терпится получить отметину от чужого меча? Он пойдет в толпу голодных, чтобы объяснить им, почему в поедании кошек и собак нет ничего дурного? – повернув голову в сторону леди, Станнис скривил губы в пародии на усмешку. – Сомневаюсь. Значит, ему придется вбить в голову, что без нас ему будет гораздо страшнее, чем с нами. Хуже того, в одиночку он продержится не больше недели, а затем его найдут в собственной кровати в луже крови. И никто даже не станет искать убийц. Всем будет наплевать на то, что маленький слабый король умер. Многие даже вздохнут с облегчением, вы-то это понимаете.
Еще бы ей не понимать. Кому, если ни матери, знать своего первенца? Любить она его могла хоть до умопомрачения – судя по всему, так оно и было, - но и пороки его, его изъяны она знала лучше кого бы то ни было. Молодая супруга… Да, шепот в ночи порой красноречивее самых убедительных доводов, приведенных днем, но управлению мужчинами подобным образом тоже необходимо научиться. Тем более, если в роли мужчины – капризный юнец.
- Если хотите спасти детей – стойте рядом, Серсея, и стойте твердо. Такова была ваша собственная воля.

+2

8

- Он ещё мальчик, Станнис. Роберт никогда не занимался его воспитанием, и он вырос своевольным - в попытках привлечь отцовское внимание. И я делаю всё, чтобы спасти его и его брата и сестру, как видите, я даже вытащила вас из осады, - Её Величество прикусила губу, отчаянно соображая, что сказать королю. Слишком рано Джоффри оказался под бременем власти и под тяжестью короны: он лишился слуха и разумности, и казнь Неда Старка тому свидетельство. Материнская слепота, впрочем, была таким же грехом - Серсея всё надеялась, что сын передумает, что он поумнеет, найдёт в себе терпение и мудрость, но всё меньше в Джоффри было от Тайвина Ланнистера.

Лорд Баратеон подошёл поближе, и Серсее впервые в жизни стало стыдно. Про Станниса ходили легенды - и что он чересчур справедлив, и что он бьёт своих, чтоб чужим неповадно было, и что он суров. Впрочем, нечто подобное, только в другом ключе, рассказывалось и про Серсею: что она купается в крови невинных девочек, чтобы молодость сохранить, и что она смешала кровь со всеми Ланнистерами сразу. Ну, неправда. Тридцать четыре года приходилось скрывать холодными молочными ваннами, а кровь мешалась только с Джейме, который был готов верно пойти и выполнить практически любой приказ своей сестры-любовницы. Как дела обстояли с правдивостью мифов о Станнисе, приходилось выяснять по ходу дела. А пока королеве стало стыдно. За что конкретно - она не определилась, а потому выдавать себя и открывать сердце не стала.
- Есть. Я хочу жить, - очень коротко и просто пояснила женщина - и тут уж совсем засмущалась, стоило Станнису с безразличным выражением на оленьем лице накрыть её ручку. Это что же, это он буквально воспринял слова про брак? В смысле, ей что, придётся его воспринимать как мужчину? Ей придётся делить с ним Её покои? Покойный Тайвин Ланнистер в гробу перевернётся... Нет, не перевернётся. С тех пор, как она решила признать таланты Станниса в нужный для себя и для страны час, папа сниться перестал и прекратил звать за собой, когла придёт война. Упокоился с миром, старый хитрец. Постойте, всё-таки возвращаясь к Станнису... Он что, действительно за чистую монету принял слова о браке?...
Серсея едва сдержалась от нервного икания. Перспектива разделения власти была уже менее привлекательной: в её розовом мире Станнис приплывает в Гавань, женится на ней, получает регентство, громит внешних врагов, а потом - всё. Но нет, видимо, так это не сработает... Ну, и почему ей снова стыдно? У него что, аура совести, плюс сто к лучшим качествам худших людей в радиусе двух вытянутых рук?
Жить хотелось больше. Женщина подумала, послушала Станниса, снова подумала. Давно, ох, давно в доме не было крепкой мужской руки, которая выдаст пинка зарвавшимся обстоятельствам! И правда, Серсея, ну на что ты рассчитывала? А так, если призадуматься, то всё складывается не так уж и плохо. В конце концов, вон, у младшего братца покойного Роберта профиль аристократический. Ну и он высокий... Что там ещё обычно ценят в мужчинах королевы слегка за тридцать, когда перспектива поделиться не только властью, но и покоями, прекратила махать ручкой и полезла обнимать автора идеи?
"!" - подумала Серсея, решив, что хотя бы один муж у женщины должен воспринимать брак буквально, раз уж ещё один вообще плевать хотел на происходящее. Дубль два, второй брат Баратеон, сцена два. Поехали!
- Ланнистеры не только платят свои долги, Станнис. Мы ещё и держим свои обещания, - сардонически усмехнулась Серсея, пытаясь называть лорда Баратеона по имени. - Мой план, мне и стоять рядом. В любом случае, первое испытание - вот уже через несколько дней. Думаю, мой сын встретит нас сразу с корабля, да не чтобы в септу отвести.

Корабль чуть-чуть качнуло, море, кажется, тоже очень хотело поучаствовать в окологосударственном совете на палубе флагманского корабля. И правда, если эти двое не спят, так почему оно должно воздерживаться и молчать? Королева посмотрела на Станниса. Потом в море. Потом снова на Станниса. В голову пришла мысль, которую женщина и озвучила:
- Возможно, двадцать лет назад мы ошиблись Баратеонами. Как вы думаете, была бы я счастливее без короны и без мужа-короля? Спокойнее - точно была бы.

+1

9

Ланнистеры держат свои обещания? Скажите об этом Эддарду Старку, если встретитесь с ним после смерти. Хотя из мальчишки Джоффри пока ничего путного не вышло – ни Баратеона, ни Ланнистера, ни короля. Возможно, в этом-то все и дело. На Железном Троне оказался юнец, величайшим изречением которого, по сведениям, некогда полученным Станнисом из Королевской Гавани, было: «Я король и могу мучить кого пожелаю». Будь подобный человек капитаном корабля, благоразумнее было бы выброситься за борт. Шансов выжить при этом было бы больше.
- Спокойствие не является залогом счастья, - если бы людям для счастья требовался лишь покой – в септы выстраивались бы очередь, число отшельников выросло бы многократно, а деньги заменили бы вежливыми улыбками. Большинством же людей двигало не стремление к покою, а желание удовлетворить амбиции. Амбиции Серсеи Ланнистер простирались не просто до королевского ложа, ей, возможной невесте Рейгара Таргариена, хотелось почувствовать сладкий привкус власти на губах.
А потом Рейгара не стало, зато появился блистательный Роберт – могучий, кажущийся непобедимым великан, к тому же обладавший весьма недурной наружностью. Скажи Тайвин дочери в те дни, что она станет женой не короля, завоевавшего престол и покрывшего себя славой, а его брата, о котором в те дни триумфа мало кто вспоминал, фактически сосланного на Драконий Камень – была бы Серсея счастлива? Нет. И спокойной бы не осталась. Она всеми силами рвалась бы к своей цели – занять подобающее ей положение.
- Ошибки не было. Я был на вашей свадьбе. Вы были счастливы в тот день, - сухо напомнил женщине лорд Баратеон. И это было правдой. А кто бы из девиц не чувствовал бы себя счастливой в такой день? В тот день Роберта и Серсею славила вся Королевская Гавань, все лорды Семи Королевств от Черного Замка до Дорна стремились оказаться в тот день на пиру.
А вот для Роберта эта свадьба была еще и поминальным пиром. И напился он так, что в спальню его пришлось едва ли не волоком тащить.

- Ошибка случилась после. Первая, вторая… Вы объявили войну друг другу, - в голосе Станниса не было осуждения. Не хотелось ему ворошить прошлое, тем более что и сам он не был образцовым мужем и отцом. Нет, отцом точно не был… Свободная рука Баратеона сжала поручень до того сильно, что заныли кости.
- Возможно, вашему сыну достанет благоразумия понять, что жив он до сей поры лишь потому, что все важные решения за него принимал кто-то другой, - без поддержки своей семьи король Джоффри Баратеон был бы свергнут быстрее, чем капитан этого корабля выпивает бочонок Борского.
- Быть может, у него есть амбиция стать королем, которым действительно восхищаются, а не льстят, изыскивая выгоды или попросту пытаясь спасти свою голову, - очень бы хотелось, чтобы мальчишка попросту захотел почувствовать, каково быть просто мужчиной, а не трусливым раззолоченным истериком.
- Роберту следовало отправить первенца на воспитание к тому же лорду Старку. Впрочем, вы вряд ли бы позволили сделать это, не так ли? – Станнис с невеселой усмешкой воззрился на женщину, рука которой до сей поры покоилась под его ладонью. Сможет ли она переступить через эту любовь к сыну в том случае, если потребуется действовать жестко? Что ее волновало на самом деле – собственная жизнь и жизнь детей или же судьба Королевства?

+1

10

Если от слов Станниса Серсея не закричала, как подстреленный зверь, то только потому, что всё семейное благоразумие выживших Ланнистеров из Королевской Гавани досталось ей. Своей прямолинейностью лорд Баратеон потоптался на всех её материнских чувствах сразу, забыв о том, что собственную дочь он сжёг, потому что так велела его любовница. Слухи о религиозном фанатизме, поглотившем мужчину, вот сейчас державшего её за руку, разлетелись по Вестеросу быстро - особенно, когда Бриенна из Тарта заявила о том, что Ренли убила тень с лицом Станниса. Туда ему и дорога. Интересно, покойная леди Баратеон повесилась от смерти дочери или от чего другого? Несмотря на всю свою любовь к детям, Серсея знала, что с собой не сделает ничего, даже если почувствует на губах тот самый вкус пепла, расхваленный когда-то Тирионом. Она родит ещё десять сыновей врагам назло.
- Лорду Старку?... Лорду Старку? Его воспитанник, мальчишка Грейджой, был счастлив кувыркаться со шлюхами, которых ему на бедность покупал мой же младший брат! С позволения милейшей леди Кейтилин. Королевское воспитание, эталонное. Причём для всех детей сразу! Её младшая дочь сгинула где-то в Вестеросе, старшая - образец глупости. Тихушница Санса, готовая за свою шкуру признать всю семью кем угодно, лишь бы выйти за блистательного короля Джоффри! Старший сын предал и вас тоже, кстати, коль уж вы себя почитали королём. А бастарда мужа леди Кейтилин заслала на Стену. Моих детей они бы никогда не получили. Вы правы.

Серсея была близка к тому, что мейстеры называют словом истерия. Благо хоть сейчас это был крик души матери, которая не знала, как дальше защищать сына - не знала до такой степени, что решила притащить в Гавань человека, который через пару недель стал бы трупом. Но скорее она поцелует Станниса и назовёт его чем-то вроде "заечки", чем позволит Лорасу Тиреллу обоснованно возвыситься за государственных масштабов геройство. Умолчим, что геройство его людей, а не его самого.
Леди Ланнистер закрыла глаза, снова переживая всю ту боль, которую ей приносили мысли о недостатках сына. Чем он сейчас занят? Ищет леди Маргери, которая объявлена хворающей, возможно, заразно? Отстреливает из арбалета проституток? Отрывает крылья мухам? Или придумывает, как казнит свою мать, которая идёт на всё, чтобы сохранить корону, а вместе с ней и мир? Через несколько секунд она снова пришла в себя, продолжая куда спокойнее:

- А о Старках... После всего того, что случилось, Станнис, я истово верю, что хороший Старк - это мёртвый Старк. Я всеми силами пыталась защитить Неда тогда, на ступенях септы Бейелора, и до этого. Это я приказала Варису дать Сансе Старк правильную идею, чтобы их, вместе с Эддардом отправить назад, на север, без войны и без крови. Только идиот может решить, что север - это часть Семи Королевств во всём. Войска короны редко когда бывали севернее рва Кейлин. Робб Старк должен был просто присягнуть королю Джоффри, убраться на Север и оттуда заявить о своих претензиях. Вы также считали его узурпатором, Станнис. И, кстати, он выбрал Вашего брата, за что поплатился. Мой сын решил иначе, и перед целым городом не было силы, могущей его остановить. Случилось то, что случилось. Хорошо, хоть сейчас не приходится выбирать из братьев Баратеонов, вариантов нет, и нам теперь уже с вами придётся выживать.

Тем временем дома, в смежной с покоями Серсеи комнате, под усиленной охраной сидела взаперти Маргери Тирелл, жизнь которой висела на волоске в связи с этим дурацким письмом Оленны. В тюрьме торчал Оберин Мартелл, незнамо зачем туда отправленный. На востоке собирались войска и драконы малявки Дейенерис, которая, говорят, обзавелась советниками из Вестероса. А тут Станнис, слава Семерым, хотя бы не в комплекте с этой его красной женщиной. Серсея даже задумалась, бывают ли красные мужчины, если в огонь верит, например, Ренли Баратеон.
- Мой сын близок к той черте, откуда не возвращаются. Моё горе не стоит судьбы Семи Королевств, хотя я бы их с радостью отдала, чтобы всё было иначе. Жаль, никто не пойдёт на такой обмен. Дайте мне слово, Станнис, если уж вы мне станете мужем, что мы хотя бы спасём Мирцеллу из дорнийского плена. Какой палец ни отруби, будет больно.
Станнис-то в пальцах и их отрубании был экспертом. Это Серсеюшка, солнышко Королевской Гавани, только делала первые шаги в юстиции и правосудии.

Отредактировано Cersei Lannister (2016-11-27 13:52:49)

+1

11

Хороший Старк – мертвый Старк? Нет. Хороший Старк – это преданный тебе Старк. Мертвый Старк – ничто, одно лишь имя, хотя и именем можно воспользоваться как символом. Живой и лояльный Старк – это Север, это верность, это гарантия того, что хотя бы с одной из сторон света тебя не станут тревожить.
Станнис предлагал бастарду Неда Старка Север, но тот предпочел остаться верным клятве Ночного Дозора. Кто из лордов южных земель поступил бы так же? Немногие. Серсея была права – южане мало знали о Севере и не особо-то и стремились узнать, что происходит в краях, где до сей поры можно встретить тварей, которыми няньки детишек пугают испокон веков?
Джон Сноу отказался сложить с себя черное, не стал Старком, не завладел Севером. Не завладел им и сам Станнис. На все были свои причины. И Робб Старк, которого Лорд Баратеон провозгласил изменником, стал таковым в силу того, что мальчишка Джоффри все-таки возжелал увидеть голову Эддарда Старка на пике. А Ренли был выбран Молодым Волком лишь потому, что был ближе, понятней и дружелюбней на вид, да к тому же обладал большим числом сторонников.
Все это было. Но обо всем произошедшем не стоило вспоминать сейчас.
- Не позволяйте прошлому вмешиваться в происходящее, Серсея. Идеалов не существует, вам ли не знать? – а уж идеала в воспитании потомства и подавно не было. И если бы Роберт отправил Джоффри к своему брату на Драконий Камень, сумел бы Станнис стать для него кем-то большим, чем наставником? Отношения между братьями обострялись с каждым годом, а осквернение Робертом брачного ложа младшего брата и вовсе отравило семейную жизнь Мастера над кораблями. Стал бы он воспитывать Джоффа с той же суровой заботой, в которой воспитывал бы своего наследника, если бы он у него был?
- Ваш сын пока не погиб. Я встречал даже не убийц, а полусумасшедших мясников в прошлом, которые ныне усердно замаливают грехи либо смиренно возделывают клочок земли, позабыв о кровавом ремесле, - возможность измениться была у каждого. Но это требовало усилий. Иногда приходилось ломать себя, выворачивать наизнанку. Это очень сложно, но возможно.
- Ваша дочь жива и должна быть возвращена в Королевскую Гавань. Я не даю пустых обещаний, поэтому могу лишь заверить вас, что сделаю все от меня зависящее для того, чтобы Мирцелла вернулась домой, - Станнис вновь сделался мрачным, но то был мрак человека, погружающегося в собственные мысли, в уме начинающего двигать фигуры. Кто-то называл все это Игрой, для него же любая Игра сводилась к Противостоянию. Кто-то сломается первым – только и всего.

+1


Вы здесь » ASOIAF: F*сk the King » Личные эпизоды » [12.08.300] А когда на море качка-а...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC