Приветствуем вас на ролевой игре ASOIAF: F*сk the King!

Наш сюжет альтернативный, основан на событиях книг и сериала.

ARYA STARK JON SNOW
MARWYN THE MAGE
______

правила сюжет F.A.Q. гостевая список персонажей занятые внешности шаблон анкеты
______

Временные рамки - 300 год от З.Э.

— Я не говорил, что собираюсь к вам примкнуть, милорд десница, вы позволите? — ему будто нравилось произносить этот титул. Да и королеве, должно быть, тоже. Так далеко от родных земель, в окружении дикарей, хотелось держать рядом частичку прошлого. Иначе вся эта пляска с титулами без реальной власти выглядела самолюбованием, подкреплением уверенности в том, что все делаешь правильно. Петир на мгновение задумался, а не являются ли эти советники, явившиеся к ней из ниоткуда и без ничего, еще одной опорой для уверенности, но оставил эту тему на потом. На личную встречу с королевой...

______

Большие надежды

ASOIAF: F*сk the King

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ASOIAF: F*сk the King » Настоящее » [# 4.2] Золотая принцесса


[# 4.2] Золотая принцесса

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://i.imgur.com/AFd5TNy.jpg


Время:
30.08.300 от З.Э. 21:00

Место:
Покои Мирцеллы, Солнечное Копье, Дорн


Участники:
Arianne Martell, Tyene Sand, Myrcella Baratheon

Краткое описание:
Дорнийская принцесса располагает некоторой важной информацией и пытается вести свою игру. Для осуществления плана Арианне требуется своего рода помощь Мирцеллы.

+1

2

[AVA]http://i.imgur.com/slVWIqh.jpg[/AVA][NIC]Arianne Martell[/NIC]

Заходящее солнце заливало замок золотым светом. Смуглая девушка стояла на балконе и наблюдала, как в Солнечном Копье жизнь постепенно замирает. Арианна уже не была той маленькой девочкой, прибегающей в слезах к отцу с ободранной коленкой. Она была принцессой, наследницей Дорна и, наконец, когда правда стала ей известна, Мартелл решила действовать. Ей не нужны были отцовские советы, она должна сама показать своему королевству, чего она стоит. Вдохнув вечернего воздуха, Арианна кивнула кузине.

— Пора, Тиена. Возьми поднос, пожалуйста.

Принцесса сегодня не ужинала, оставив финики, персики и козий сыр нетронутыми. Она, как какая-нибудь безродная чашница, схватила кувшин с вином и три бокала. Это все должно им сегодня пригодиться. Свой план Арианна могла доверить только Тиене, которая, хоть и приходилась ей кузиной, на деле была ближе, чем сестра. Девушки вместе росли, они делили между собой еду, постель и украшения. Вскоре, кажется, они и одного дракона между собой делить будут, и Арианну эта мысль только раззадоривала.

Они тихо пробирались по замку и когда уже практически добрались до нужной двери, Арианна увидела, как выпрямился Оакхарт, который охранял покои маленькой Мирцеллы, заметив девушек и угощения у них в руках. Он знал, как хорошо Тиена обращается с ядами и вполне мог подумать, что они пришли отравить златовласую бедняжку. На его лице читалось смятение.

— Мы всего-то хотим поболтать с Мирцеллой, мой белый рыцарь, — Арианна лукаво подмигнула Арису, подступила ближе, придерживая бокалы с кувшином, и, вместо ожидаемого поцелуя, игриво укусила его за нижнюю губу. 

— Тебе не о чем переживать, я не допущу, чтобы невинное дитя пострадало, — королевский гвардеец уже давно находился в цепких коготках дорнийской принцессы, он был ей нужен. А она быстро проскользнула в комнату, шелестя шелками.

— Простите за беспокойство, принцесса, — Арианна поставила кувшин с вином и бокалы на столик, а сама уселась на край постели, которая находилось рядом. — Мы с Тиеной хотели бы с тобой подружиться. Когда мы были помладше, мы часто устраивали такие посиделки после заката.

Арианна загадочно улыбнулась, невольно вспоминая все, о чем они говорили и что они делали теми прохладными вечерами со своей кузиной. У Мирцеллы, правда, не было возможности отказаться от компании, если она того и желала.
Интересно, что девочке рассказывала о Мартеллах её мать? Едва ли что-то хорошее. Серсея Ланнистер возненавидела весь солнечный край в момент женитьбы тети Элии на наследном принце. Арианна с наслаждением представляла, как львица давилась злостью, когда её единственную дочь отсылали в змеиное гнездо. Наверняка она все еще боится за Мирцеллу. И правильно делает.

Впрочем, Мирцелла была хорошей, доброй девочкой, она дружила с Тристаном и вполне ладила с дорнийцами. Мирцелла была не виновата в том, что ее мать — главная сука всех Семи Королевств. И Арианна искренне не желала ей зла. Арианна желала только справедливости.

+4

3

Жестокое пламя дорнийского солнца неторопливо ползло к линии горизонта, выхватывая красными лучами очертания дворца Мартеллов из надвигающейся темноты. Солнечное Копье погружалось в обычную для вечера тишину - развесистые деревья в садах прекращали свой шум, искрящиеся воды в бассейнах наконец обретали покой, даже ветер едва слышно касался сочной травы, не нарушая ее шелестом воцарившуюся гармонию. Горячие пески остывали, и фигуры на доске кайвассы замедляли свой ход, чтобы завтра королевы вновь пошли на слонов и драконов.

Мирцелла утомленно вздохнула, усаживаясь на постели и аккуратно ставя баночку рядом с собой. Принцесса осторожно отвинтила крышку, поставила ее рядом с собой и поморщилась, вдохнув тошнотворно сладкий запах мази, сделанной Тиеной. Все лекарства, которые ей приходилось принимать, бросались из крайности в крайность - воняли либо как прогорклое масло, либо как застоявшийся на воздухе десерт. Отвратительно, конечно, но ей не приходилось выбирать. Оставалось пользоваться тем, что есть, и не жаловаться. Девочка оттянула узорчатый рукав сорочки вниз, зачерпнула немного мази и, стиснув зубы, принялась усердно втирать ее в кожу. Поцелуи солнца тут же опалило огнем, и Мирцелла, не сдержавшись, зашипела, как дикая кошка.

Ничего, утешала себя принцесса, набирая на пальцы побольше мази. Зато боль пройдет, а там, глядишь, и ее не поддающаяся загару белая кожа наконец привыкнет к болезненным ласкам здешнего солнца. Ради этого, наверное, можно немножко потерпеть.

- Простите за беспокойство, принцесса, - внезапно услышала она женский голос и, подскочив на месте от неприятного удивления, повернулась в сторону вошедшей. Мирцелла, стушевавшись, поспешила поправить легкое ночное платье и спрятать от глаз девушек баночку. Тиена, конечно, знала об этой проблеме маленькой львицы, но показывать ее еще раз было как-то... неудобно. - Мы с Тиеной хотели бы с тобой подружиться.

Подружиться?

Мирцелла неуверенно моргнула, но заставила себя улыбнуться и любезно указать рукой на место рядом с собой, двигаясь в сторону, чтобы дать девушкам присесть. Она расправила складки тонкой рубашки, потянула узелки и завязки, просто не зная, как себя вести. Септы рассказывали ей многое, учили правилам общения с дамами, рыцарями, лордами, даже простым народом, но почему-то забыли сказать, что надо делать, когда к тебе на ночь глядя приходит дорнийская принцесса вместе с песчаной змейкой.

Я... я рада, принцесса Арианна, — неуклюжие и до боли нелепые слова подбирались с трудом, — что вы решили меня навестить.О боги.О чем вы хотите со мной поговорить?

Девочка замолчала, решив, что достаточно опозорилась за такой рекордно короткий промежуток времени. Лучше уж подумать, зачем девушкам понадобилось сомнительное удовольствие посиделок с ней и почему дружеские отношения нужно завязывать именно тогда, когда на небе уже появляются первые звездочки, чем продолжать разочаровывать мир в красноречии маленькой принцессы.

Отредактировано Myrcella Baratheon (2016-07-21 21:15:29)

+2

4

[AVA]http://i.imgur.com/slVWIqh.jpg[/AVA][NIC]Arianne Martell[/NIC]

Арианна, конечно же, знала правила этикета, знала, что после заката приличные дамы к другим приличным дамам в покои не заглядывают. И то, что она это знала, не значило, что её это устраивало. Дорн был другим, ему не пристало следовать этим сухим столичным правилам. Вот только дорнийская принцесса не подумала, что Мирцелла иных и не знает и, кажется, даже боится подобной дерзости. Нужно было срочно все исправлять. 

— Милая Мирцелла, то, что мы не нравимся вашей матушке, не значит, что мы — плохие люди,
— сказала она весело и непринужденно, решив не вдаваться в подробности. И чтобы принцесса не стала вежливо отрицать все сказанное, Арианна быстро затараторила дальше, не давая юной львице и слова вставить. — Я знаю, какие слухи ходят о моих кузинах.

Она улыбнулась Тиене, получив кроткую улыбку в ответ. И почему из-за этих слухов вечно приходится повторять одно и то же?..

— Да и обо мне. Весьма нелестные. Я клянусь вам всеми Богами, — Арианна взяла девочку за руку. — Поверьте мне, я не желаю вам зла.

«Возможно, это единственное, что уберегает вас от расправы»

— И действительно хочу подружиться. Только не надо любезностей, пожалуйста, как вы заметили, мы тут их не особо любим, — решив, что время пришло, она вскочила на ноги и принялась разливать сладкое вино по бокалам. — Другой акцент, другие нравы... Для других ночь — время страха. Для Дорна же ночь живительна. Когда вечерняя прохлада спускается на пустыню, дорниец может вздохнуть спокойно.

Арианна вручила дамам по бокалу вина и отпила из своего. Интересно, одиннадцатилетней Мирцелле уже позволяют пить неразбавленное?..

— Как вам наш край? Только давайте честно,
— Дорнийская принцесса сама начала чувствовать себя на десяток лет моложе, когда они оставались с Тиеной наедине и вот так же откровенно болтали друг с другом о разных девчачьих глупостях. Сколько же искренности было в тех разговорах, немного жаль, что сейчас они себе такого позволить не могут.

— Кажется, от дорнийского солнца вы не в восторге, — с печалью в голосе отметила Арианна. Конечно, она почувствовала знакомый аромат мази от ожогов. А ведь при дворе, как и сейчас, Мирцелла даже вида не подавала, что испытывает какое-либо неудобство. Девочка, вероятно, была стойкой и крепкой, несмотря на внешнюю фарфоровую хрупкость. Это было хорошо.

Отредактировано Many-Faced God (2016-07-22 08:18:35)

+2

5

Мирцелла нервно улыбнулась.

Королева Серсея агрессивно относилась ко всем, кто мог, по ее мнению, отобрать у нее детей. По той же причине она ругалась со своим ныне мертвым супругом, с отцом и нелюбимым братом, с лордом Эддардом Старком - с кем угодно, в ком она видела угрозу. Это ни для кого не секрет, даже для принцессы Арианны, живущей за тысячи лиг от Королевской гавани. Всем известно, как сильно королева любит своих детей.

После того, как Тирион поставил королеву перед фактом, что скоро ее ненаглядную дочурку отправят в край скорпионов и обручат с маленьким мартелловским змеенышем, принцесса не слышала от нее ничего, кроме ловко смягченных рассказов об ужасности Дорна и всех, кто там обитает. Солнце, грязь, духота, невыносимая вонь, распущенность дорнийцев, их острая еда, кислые вина и отвратительно пахнущая вода, дикие животные, ядовитые змеи, злые по отношению к нормальным, как выразилась матушка, людям жители Копья, неприличная одежда... каждый день - новый изъян, и упорство, с каким пыталась королева отвратить ее от родины будущего жениха, нчинало действовать и на Мирцеллу. Она понимала, что таким образом Серсея пытается уберечь ее от несуществующей опасности, что на самом деле там не так уж и плохо, но сложно было не проникнуться заведомой нелюбовью к новому месту, когда ее тебе упорно прививают.

На самом деле в Дорне было гораздо лучше, чем представляла принцесса. Ей нравилась красота Водных Садов и Солнечного Копья, изысканность тонких фигур, венчавших многочисленные фонтаны и бассейны, запах кровавых апельсинов и лимонов, лопавшихся от зрелости, великолепие лошадок, способных бежать без устали несколько дней, даже нравы местных людей не вызывали у нее непонимания. Неприветливые и угрюмые снаружи, на деле они были очень добры к ней - даже принц Доран, которого она благодаря стараниям матери представяла злым, кривым и косым, оказался на самом деле довольно милым. В первый же день Мирцелла сдружилась со всеми дорнийцами, рискнувшими с ней поздороваться, и ничуть не жалела, что оказалась здесь.
Так что лгать в ответ на вопрос Арианны ей и не пришлось.

- Мне очень нравится Дорн, принцесса Арианна, - принцесса благодарно приняла кубок из рук девушки и, повертев его в руках, сделала крохотный глоток. В одном королева-регент все же оказалась права - вино показалось девочке ужасно кислым, почти как лимонный сок, только похуже. Иногда ей разрешали попить со взрослыми, но то были другие вина, сладкие и вкусные, совсем не как это. - Мне причиняет боль только здешнее солнце. Думаю, я скоро привыкну к его теплу. Ваш мейстер говорит, что мази, которые делает леди Тиена, помогают мне в этом, так что мои затруднения не затянутся надолго. - Мирцелла пригубила еще немного, будто надеялась, что на дне кубка спряталось что-то такое, что помогло бы ей вести беседу и дальше. - Больше мне не на что жаловаться, принцесса, но благодарю за проявленный интерес. Мне приятно знать, что вас заботит мой комфорт.

0

6

"А привыкать к нашему солнцу вам и не нужно, моя милая." - подумалось принцессе, но вслух она решила не говорить этого. Слишком рано. 
-Мне приятно заботиться о вас, вы ведь, как никак, член королевской семьи и мой сюзерен. Это честь для меня и для моей кузины, находиться здесь, с вами, и разговаривать по душам.
Арианна, продолжая слегка улыбаться этой милой девочке, легла поудобнее и отпила половину содержимого бокала. Нельзя было позволять сознанию помутнеть, но и расслабиться необходимо. А от дорнийского, потерять голову несложно. Но нужно было ещё и показать пример для девочки. Когда она допьёт бокал, язык её развяжется и опьянение даст плоды, что так нужны Арианне.
-Я слышала, Тристан просто в восторге от вас. И с нетерпением ждёт следующую игру в кайвассу. Не думаю, что дело именно в кайвассе, - дорнийка слегка хихикнула, совсем как маленькая девочка, которая смеётся глупой шутке прекрасного рыцаря, - Зная своего брата, могу с уверенностью сказать, он вас полюбил всем сердцем. А как относитесь к нему вы? Только честно, хорошо? Женские секреты, мы в Дорне обожаем секретничать на тему мальчиков, - дорнийская принцесса подмигнула принцессе из Красного Замка и сделала ещё один маленький глоточек вина.
"Нельзя так. Я спешу. Слишком много прошу от девочки."
С мужчинами всё гораздо проще, стоит провести рукой по их лицу, томно заглядывая в глаза и он твой, а тут... никто не учит как правильно втираться в доверие к маленьким девочкам из королевской семьи.

Отредактировано Arianne Martell (2016-07-29 13:25:05)

0

7

Вот, мы одни в ночной тиши...
Здесь молкнет отзвук вечной битвы:
Пей сладкий мир, твори молитвы
И полной грудию дыши!

Они всегда были внешне как день и ночь. Светлокожая с золотыми волосами змейка и смуглая с черными волосами принцесса. Черное и белое, две стороны одной медали. И все же все их разительные отличия казались лишь на первый взгляд. Эти двое были  близки так, как  иногда не бывают близки даже родные сестры. Сколько тайн слышали эти стены под покровом ночи. Ночь самое прекрасное время, которое располагает людей к откровениям. Ночью люди становятся как будто старше, и даже чуточку серьезнее. В Дорне ночью жизнь кипела, ведь она окутывала людей прохладой, словно вливая в них  больше жизни, такой же пьянящей как дорнийское вино. 
Тиена ценила их близость в Арианной, что она была хранительницей многих тайн дорнийской принцессы. Вот и сейчас она вновь познала одну тайну принцессы. Голос Арианны нарушил тишину. Тиена изящным и ловким движением взяла поднос, на котором были и ее любимые персики. Легкая улыбка терялась в уголках губ.
- Все, что пожелаете, Ваше Высочество, - шутливо произнесла она. Две девушки направились в сторону чужеземки, которая, кажется, сумела покорить сердце их принца. С появлением Мирцеллы Баратион в Солнечном копье было уже два златовласых создания, излучавших безобидность и доброту. Только у одной было полно страстей и эмоций черных как ночь внутри, а у другой ее внутренний мир являлся продолжением того внешнего впечатления, что она производила на других.  Тиена по началу пристально следила за принцессой. Пытаясь понять, унаследовала ли малышка хоть каплю той спеси и яда, коими была знаменита  ее матушка.  Пыталась понять, не копию ли себя она видит. Но сколько бы Тиена не искала в Мирцелле темноты, найти не могла. Девочка была и в самом деле мила и безобидна. Возможно, со временем этот цветок утратит свою простоту, пропитается грязью. Редко ком удается до конца дней своих оставаться невинным и чистым, особенно находясь так близко к власти и являясь членом властьдержащей семьи. Говорят, тетушка Элия сумела оставаться безобидной и доброй. И чем для нее это обернулось? Да и была ли она такой, какой осталась в воспоминаниях ее братьев?
Тем временем они приблизились к покоям златовласой принцессы. Забавный  Арис Оакхарт. Тиена едва удержалась, чтобы не разразится звонким смехом при виде всего того смятения, что появилось на его лице при виде  этих двух хрупких дорниек. Тиена легким движением вручила Оакхарту персик, прежде чем последовать за Арианной.
- Надеюсь, мы не слишком вам помешаем, - улыбнувшись, произнесла Тиена, ставя поднос с фруктами на стол рядом с вином. На ней сегодня было бежевое легкое платье, как всегда подчеркивающие фигуру, с кружевными рукавами, к которым питала слабость эта змейка. Она расположилась рядом с Арианной. Ах, посиделки после заката с откровениями были почти их традицией. Впрочем, в последнее время сие случалось чуть реже. У Тиены была новая игрушка, как говорили сестры. Хотя для самой Тиены это была своего рода опасная загадка, неукротимость, которую она хотела приручить и которая ее тянула. Да и Арианна частенько бывала теперь занята. И все же ничто не могло нарушить ту крепкую связь, что у них была.
Едва они вошли, приторный аромат такой знакомый не укрылся от Тиены. Свое творение она легко узнала, как в принципе знала о проблеме принцессы. Она помнила, что и сама в детстве, когда отец привез ее в Дорн, немного страдала от его палящих лучей. Впрочем, в меньшей степени, так как дорнийская кровь тоже давала о себе знать. Было видно, что они явно застали маленькую принцессу врасплох, нарушив своим появлением целый список правил этикета. Только в Дорне не так трепетно чтят этикет.
Тиена пока лишь была молчаливым слушателем и наблюдателем. Ах, за что она любила Арианну так вот за эту ее прямоту, которая порою лучше любой паутины недосказок.  Впрочем, прямоту дорнийка использовала лишь когда ей было выгодно
- Я больше чем уверена, принцесса, вы скоро сможете просто наслаждаться дорнийским солнцем, которое станет ваши другом, - вроде бы простоя фраза, но под солнцем Тиена имела ввиду Арианну. Впрочем, вряд ли кто-то кроме самой дорнийской принцессы понял бы этот скрытый смысл.
- Ах, дорогая Арианна, зачем же ты так сильно смущаешь принцессу, - улыбнулась беззаботно Тиена. - Но это, правда, нет ничего лучше, чем собраться под покровом ночи, в приятной компании для бесед хмелящих хорошим настроение не меньше чем дорнийское вино.  - Тиена сделала очередной глоток вина. -  Впрочем, мы не будем строги, если наша златовласая принцесса не решится на столь быстрые откровения. Может, стоит подать пример? - Тиена чуть лукаво улыбнулась, бросив взгляд на Арианну. Ведь ни для кого не было секретом, о ком сейчас говорила змейка. О том самом драконе и ее принцессе.

0

8

На щеках Мирцеллы заплясали красные тени стыда, а по наивному взгляду струйкой яда расползлось смущение. Принцесса обыкновенно робела при разговоре почти на каждую тему, Арианне Мартелл же удалось найти худшую из них.

Конечно, с девочками, входившими в ее почетное сопровождение, она тоже так собиралась вечерами — правда, вместо вина были сладкие чаи или мороженое молоко, вместо персиков — лимонные пироги, печенье и медовые соты, а вместо дорнийской принцессы и песчаной змейки, о которой ходила откровенно дурная слава, — стайка зеленых, как летняя трава, пичужек. Разговоры с ними были гораздо проще, да и сложно найти что-то заковыристое в милой болтовне о рыцарях, их королевах любви и красоты, пригожих собой оруженосцах и платьях или украшениях, замеченных на какой-то благородной девушке. Мирцелла  и тогда стеснялась обсуждать мальчиков, когда ее девочки заводили речь о рыцаре Цветов или еще о ком-то, она находила тысячу и одно дело, позволяющее ей не участвовать в разговоре. Плохо, что сейчас она такой трюк не провернет. А еще она чувствовала, что на самом деле Арианна с Тиеной пришли к ней не просто так, и потому ее волнение возрастало в сотни раз.

Трис... принц Тристан... очень мил, — раскрасневшись пуще прежнего, девочка замолчала. Уважительное действие, разрешающее ей не вести постыдную беседу самостоятельно, нашлось очень скоро — Мирцелла прикоснулась губами к кубку и сделала несколько глотков, усиленно стараясь не морщиться. Вино царапало горло и холодило живот, а потом, на короткое мгновение, распускалось пламенным цветком в ее теле, согревая его и через секунду потухая вновь. Странные ощущения.

Принцесса не лгала Арианне — ей и вправду нравился Трис. Матушка говорила, что он наверняка такой же безкультурный, как все дорнийцы, грязный и потный мальчишка, что какой-нибудь благородный мальчик с Ланниспорта или присягнувших Кастерли Рок домам подошел бы ей больше, но она сильно ошибалась. Трис был добр к ней, мил и учтив, да и глупым он не слыл — девочка подозревала, что в кайвассе он ей просто поддается, — большего она от жениха и не ждала. Разве что любви, но королева Серсея успела дать ей понять, что на это рассчитывать не стоит. Он же дорниец, говорила она, расчесывая золотые кудри дочери. Откуда ему знать, что такое любовь. Тогда принцесса не решилась возразить матушке, а сейчас, пожалуй, смогла бы найти пару слов несогласия. Ну, после того, как все вина Арбора и Дорна окажутся уничтоженными ею, конечно. Если их вообще хватит.

Мирцелла,  неуютно поежившись — скорее от волнения, нежели холода, — крепче стиснула ножку опустевшего кубка, большим пальцем гладя искусственную змею, застывшую на нем. Не зная, как поставить его на поднос так, чтобы не заставить девушек бросить взгляды на нее или, что сложнее, не подать им идею налить еще вина, девочка держала кубок в руках, слегка отведя его в сторону, дабы скрыть опустошенность от глаз Тиены и Арианны.

А почему вы спрашиваете о Трисе? — тихо, совсем неслышно пискнула принцесса, задавая вопрос не из интереса, а просто из желания побыстрее завершить беседу и не умирать от стыда всякий раз, как только слово слетало с ее языка. — Матушка хочет разорвать помолвку, да?

Отредактировано Myrcella Baratheon (2016-07-31 07:44:16)

0

9

Принцесса пригубила из бокала и принялась играть вином в бокале, раскручивая его плавными движениями, украдкой смотря на Тиену. Светловолосая, высокая, с удивительной способностью выглядеть изящно в любом положении тела. Что же она имела ввиду? Какую из многочисленных любовных забвений? Выразив свою самую развратную из улыбок, Арианна поняла что хочет рассказать. Она редко это рассказывала. Но тут Мирцелла вернула её в реальность своим вопросом.
- Ваша матушка, принцесса? - растерянно проговорила дорнийка, стараясь оттянуть время, но быстро придумала что делать, - Не всё так просто, принцесса, но всему своё время. Зачем же портить столь дивный вечер вашей матушкой? Я вам кое что расскажу, моя милая Мирцелла. То, чего просит Тиена, подать вам пример.
Арианна снова отпила из бокала, с грустью отметив что оно подходит к концу. Но степень опьянения была уже достаточной для начала интересных рассказов или для жарких споров. 
- Я расскажу как сама впервые влюбилась. Его звали Деймон. Он был оруженосцем у отца Тиены. Я влюбилась в его ямочки на щеках. В его глаза синие и в его смех. Боги, как же с ним было хорошо. Мы лежали среди виноградников, кормили друг друга плодами что срывали с деревьев.. касались губами друг друга и никогда не обращали внимания на время, что проводили вместе. Наши поцелуи становились увереннее, а исследования тел друг друга всё смелее. Наши игры были сперва невинны, затем... я помню хорошо тот день, когда тайком пробралась в его покои, залезла под его одеяло и и мы с ним болтали о том запретном, чего не говорят нам наши септы. Это была та самая ночь, когда мы целовались по настоящему, страстно, с азартом. Тогда же я потеряла невинность, сперва опробовав его плоть на вкус. Затем была боль, но после этого... Ради этих мгновений... - дорнийская принцесса моргнула, прогоняя яркие образы тех времён, но полумрак комнаты, освещённой лишь луной и звёздами всё ещё стоял пред взором. Самый красивый мальчик в замке, обливаясь потом, пронзал её тело своим естеством, шепча слова любви и верности, а она его и не слушала, отдаваясь болезненным ощущениям внизу живота. Ей было так больно, что все мысли были лишь о том, что брачные ночи делают такими весёлыми лишь для маскировки страданий, что должна испытать жена в свой первый день брака. Однако, когда Деймон, устав, так и не закончив, лёг на неё и начал играть с её грудями своим ртом и рукой играть с её нижними губами, она почувствовала прилив наслаждения. А потом она сжала своими руками его прекрасные волосы и направила Деймона Сенда вниз, между ног. Целовать его, после этого, было забавно. Наслаждения приходят через боль и кровь. Боль и кровь. Такое можно испытать лишь однажды и Деймон навсегда останется в её сердце как первая, самая мимолётная и счастливая любовь. По уши влюблённый Деймон на утро же пошёл к её отцу, просить помолвки, не смотря на возражения Арианны. Её вовсе не хотелось, что бы Доран узнал о ночном инциденте. Однако, отец отнёсся к этому, на удивление спокойно, лишь отказав глупому бастарду. С тех пор, с Деймонов было ещё пару раз, а потом нашлись парни и постарше и по-опытнее. Арианна постигала азы любовных наук, словно мейстер, куя свою невесомую цепь.
- Наверное мой рассказ... несколько вульгарен на ваших ушей, принцесса, - улыбнулась Арианна, отогнав воспоминания, - и я не очень хорошая рассказчица, в отличии от моей кузины, у которой также немало историй.

Отредактировано Arianne Martell (2016-08-02 00:01:38)

0

10

Зачем, почему, для чего принцесса Арианна все это мне рассказывает? - это, пожалуй, и был тот самый вопрос, на который девочка весь этот необычайно долгий вечер силилась найти ответ.

Чем-то похожим Мирцелла не смогла бы поделиться при всем желании. Она знала лишь одну историю, похожую на эту, ею поделился с племянницей дядюшка Тирион - когда-то давно, когда девочка понятия не имела, зачем люди ходят в бордели. Принцесса рассказывала занятную байку про осла и медовые соты всем девочкам, которые захотели ее слушать, и полагала, что ничего предосудительного в этом-то и нет, пока ей, окрыленной успехом истории, не пришло в голову пересказать ее еще и матушке. Королева велела ей впредь больше никогда не повторять подобных россказней, а при виде своего карлика-брата она еще пару месяцев после раздраженно щурила глаза, но польза от этого была одна - желание рассказывать и слушать непристойные сказки у нее резко отпало.

А если Арианна хотела услышать от нее ее личный секрет, то и здесь ее бы постигло полное разочарование. За всю свою короткую жизнь девочка целовалась всего пару раз - с Томменом и Джоффри, когда они были совсем маленькими и плохо понимали суть отношений между мужчиной и женщиной, и с Тристаном, всего пару раз. Но это ведь совсем другое, даже близко не стоит с рассказанной принцессой историей. Неужели она думает, что в свои годы девочка уже успела обзавестись подобными тайнами или стремилась вызнать тайны других? Это... ужасно!

- Боюсь, мне нечего рассказать вам, принцесса Арианна, - смущаясь своего незнания, призналась девочка, перебирая кружевные оборки на ночном платье. - Быть может, мы поговорим о чем-нибудь другом? Я знаю много смешных историй. Я когда-нибудь рассказывала вам про котят Томмена?

офф

простите, дамы, что-то совсем коротко вышло :/

0

11

Арианна одним глотком допила вино и поставила бокал на поднос, заев кислятину виноградом. Нужно было начинать действовать. Всё прошло немного не так,к ак хотелось бы. Мирцелла слишком мала и слишком царственна для подобных речей. Её не умаслить и не смягчить. Ланнистерская осторожность. Нужно было что-нибудь придумать и быстро. 
- Милая принцесса, я в смятении. И не знала как сказать вам, вот и начала всё это для того, чтобы собраться с мыслями, - дорнийка сделала паузу, набирая воздух в лёгкие, - возможно вы не знали. но ваша дражайшая матушка взяла в плен моего дядю, отца Тиены, принца Оберина Мартелла. И что бы его спасти... нам следует отдать вас.
Вот и всё. Слов уже не вернуть. Теперь осталось лишь дождаться её реакции. Конечно же она согласится, снова встретить мать, братьев, быть в окружении своих людей. Но ведь она так привязалась к Тристану...
Арианна попыталась поставить себя на место златовласой принцессы и не смогла. Её детство было иным, в нём всё было по иному и подобной ситуации бы просто не случилось. Но что если представить... она бы отказалась.
"Если бы меня держали в стенах Утёса Кастерли, выдавая меня за Джейме Ланнистера, я бы ни за что не покинула Утёс." - подумала принцесса, разглядывая, если верить слухам, дочь Джейме Ланнистера, - "Сын Тайвина - красавец и его дочь этому доказательство. Истинный рыцарь с копной золотых волос и глазами-изумрудами. У нас были бы красивейшие дети."
Но Мирцелла... она другая. Она возжелает помочь.

+1

12

Противный комок волнения и безотчетного страха, сдавивший ее горло липкими пальцами, исчез, словно его и не бывало, в чем Мирцелла убедилась, сумев выдавить из себя простую и выглядящую счастливой улыбку.

- Я вернусь обратно в Королевскую гавань? - несмело уточнила принцесса и, получив утвердительный кивок, улыбнулась еще шире, а разочарование спрятала еще глужбе. - Я... я не против. Я соскучилась по семье и буду рада увидеть матушку, и Джоффри, и Томмена. Трис тоже обрадуется возвращению дяди. Я знаю.

Не хочу никуда уезжать.

Тосковать по матушке, братьям и подругам, оставшимся в Королевской гавани, принцессе приходилось только ночами, когда осознавание того, что рядом нет ни одного по-настоящему родного ей человека, становилось острее и ярче. Зажимая в руках тонкое одеяло и невидящим взглядом рассматривая полог кровати, она и вправду думала, что вернуться обратно к семье, может быть, не такая уж и плохая идея. Обнять матушку, поиграть с Томменом и его черными котятами, поговорить с милой леди Маргери, может, даже провести пару минут с Джоффри, пока ему в голову не пришла какая-нибудь очередная жестокая шутка... было бы неплохо. С этими мыслями Мирцелла и засыпала, а утром, когда жизнерадостность дорнийского края обрушивалась на нее радостно улыбающимся Тристаном, сжимающим в руке сверток со стащенными из кухни сладостями, от тоски по дому оставался только горьковатый привкус на губах, обрести силу которому будет дозволено лишь ночью.

Тут было хорошо, и скептически настроенная частичка принцессы даже предполагать, будто в Гавани будет ничуть не хуже, не хотела. В мечтах нежилась девочка, только вечно не замечаемый голосок разума силился вернуть ее в реальность. Все же знали, что ничего доброго и чистого в гнездилище порока, именуемом двором короля Джоффри, быть не может - знала бы и Мирцелла, не пожелай однажды снарки и грамкины наворожить радужную пелену ей на глаза, вечно смягчающей всю жестокую правду до уровня мягкого вранья.

- А когда мы отплывем в Королевскую гавань, принцесса Арианна? - Девочка запоздало сообразила, что если бы она взаправду радовалась идее возвращения домой, то непременно задала бы такой вопрос. - Мне надо успеть собрать все вещи, попрощаться с друзьями и Трисом. Быстро, боюсь, не получится!

0

13

"Врёт." - заключила принцесса Дорна, смотря за мимикой принцессы Вестероса, - "Арианна-Арианна... с каких пор тебе не противно играть судьбами детей? Давно ли ты сама стала взрослой?"
Мысленно покачав головой, Мартелл улыбнулась и поцеловала Мирцеллу, затем приблизилась к её уху.
- Мы вам очень признательны, принцесса, - прошептала Арианна, - надеюсь ваша помолвка с Тристаном не будет расторгнута, я постараюсь сделать всё, что-бы этого не произошло. Если вы сами того хотите, разумеется. Помните, принцесса, в Дорне у вас есть друзья и защитники. Если вас будут обижать, мы узнаем и защитим вас. Даже в Королевской Гвардии есть предатели, способные причинить вред членам королевской семьи, никогда не забывайте что сделал ваш дядя с последним Королём-Таргариеном. Вы всегда будете под защитой, принцесса, но защита будет тайной. Вы никогда не увидите их, не услышите об их подвигах, но будете ощущать их присутствие и их щит. Я сообщу вам лично, когда всё будет готово для отправки. Никто кроме нас и вашего Белого Рыцаря не должен знать наших планов, особенно Тристан и мой отец Доран.   
С этими словами она слегка поцеловала ушко девочке и отстранилась, поправив её золотые волосы.
"После освобождения Оберина, я попрошу его оставить Деймона в Красном Замке. И нужно отправить туда ещё гарнизон. Но под каким предлогом? Кто согласится? Тёмная Звезда?"
Герольда Дейна она бы хотела оставить при себе, но... его мастерство владения мечом и преданность может неплохо помочь в этих, практически пустых, обещаниях принцессе. Сладкая ложь дабы убедить девочку что её история с Дорном не будет закончена так просто.

0

14

Одна фраза - и все кусочки головоломки, заботливо предложенной девушками, выстроились в стройный и до безумия логичный ряд. Не говорить. Ни Тристану, ни Дорану, потому что то, что долгими вечерами на деле сплеталось из шепотков и вздохов Змеек, очень опасно, а догадаться, что затея коснется не только Мирцеллы, не составляло труда. Куда сложнее было понять, зачем Арианне понадобилось скрытно отправлять ее домой.

При дворе дорнийского принца и в Водных садах, и в Солнечном копье всегда на слуху была лишь одна персона - Дейенерис Таргариен, которая, по слухам, уже научилась летать на своих драконах и от выступления на Вестерос ее отделяет лишь пара мелких недоразумений. Первым среди них числились сами жители страны, владычество над которой снилось драконьей королеве в самых сладких снах. Матерь могла обладать сколько угодно огромной армией и драконами, но без союзников, что хорошо знали тайные кинжалы, способные поразить королеву из теней, и людей, что держали их в руках, верных Таргариенам домов, способных поддержать ее и удержать остальные земли, пока сама она будет подчинять сердце Вестероса, она может легко проиграть - развеять и армию по ветру, и пепел Семи королевств, что выжгут ее драконы. Она наверняка ищет тех, кому может довериться, и поиск свой начнет с края, издавна верного ее семье.

С Дорна.

Завоевать расположение королевы Мартеллы могли бы легко, им даже делать ничего бы не пришлось - просто помочь Мирцелле повторить судьбу Рейенис и Эйегона, а потом уложить ее бездыханное тельце, завернутое в красный с черным плащ, перед лапами самого великого из трех драконов Дейенерис. Дочка Джейме Ланнистера, убийцы Эйериса Безумного - чем не доказательство верности возродившейся династии? Девочка ожидала от принцессы максимального бездействия относительно своей персоны с того самого дня, как слово цареубийца запорхало по дворцу как голуби под стропилами, но раз Арианна хочет убрать ее, Мирцеллу, из Дорна, значит, и на нее у них есть какие-то планы? Жалко, что никто принцессу в них не посвятит.

- Хорошо, принцесса Арианна, - улыбнулась своей милой детской улыбкой девочка, мягко поцеловав дорнийку в щеку. - На этом все? Если да, то прошу меня извинить - день выдался трудным, а завтра будет еще труднее. Тристан обещал еще раз поиграть со мной в кайвассу, я должна набраться сил перед боем. - Снова улыбка. - Спокойной ночи?

0

15

Принцесса Дорна поднялась с кровати, взяла свой поднос и кивнула Тиене, что молчаливо слушала разговор двух принцесс.
- Пусть вам приснятся счастливые сны, Мирцелла... Баратеон, спите крепко и ничего не бойтесь, - Арианна улыбнулась девочке и покинула её комнату.
Убедившись что ни Мирцелла, ни Арис не услышат их, наследница Дорна положила поднос с фруктами и недопитым вином на ближайшую пригодную поверхность и повернулась к своей кузине.
- Эта девочка нас всех ещё переиграет и перережет нам глотки через несколько лет, - против воли вырвалось у девушки. Наверное не стоило такое говорить Тиене, но если не ей, то кому ещё она может говорить всё что думает. И эта простая мысль больно её уколола. А что если и Тиене нельзя доверять. Глупая мысль. Её отец, принц Оберин в Красном Замке и Мирцелла является разменной монетой. Но Арианну пожирало сомнение о необходимости обмена столь ценного пленника на Оберина. Мирцелла является гарантом безопасности Оберина и Серсея не посмеет...
"Леди-жена и сын Неда Старка наверняка думали также. Королева не посмеет, но она бессильна перед своим сыном. Если Джофри захочет прикончить Оберина, он это сделает и тогда Дорн вступит в войну."
- Надо поговорить с гвардейцем и найти корабль, у нас нет времени на пешие прогулки до Марок и Простора.
- Разумно ли это? В любом порту Дорна нас могут перехватить, - лицо Тиены выражало крайнюю обеспокоенность.
- Нас могут перехватить в любом месте Дорна. Нужно доплыть до любого порта Простора и сменить корабль. Найди эти корабли, а я займусь гвардейцем.
Возвращаясь к Арису, Арианна думала о правильности своего решения соврать Тиене. Плыть на кораблях - неразумно. Штормы, бесчинства Железных Людей в Просторе и люди её отца в каждом порту Дорна делали эту затею сущим самоубийством, но это было необходимо. Тиена всё поймёт, когда узнает правду. Она простит. Но и путешествие по Дорну не менее опасное занятие, нужны верные люди и замки. Допустим, Сироты могут помочь. Крапчатый Лес, если Крапинка уговорит отца. Но сначала...
- Арис, мой белый рыцарь, - промурклыкала принцесса, на цыпочках подкравшись к высокому мужчине в белых сияющих доспехах. Впрочем, для Арианны большинство мужчин были высокими. Обняв рыцаря за шею, она подрыгнула и повисла на мужчине, нанося серию лёгких поцелуев по лицу, пока сир Арис не схватил её за талию и не поставил на пол, покрасневший как кровавый апельсин. Дорнийка снова прильнула к рыцарю, дотягиваясь до его уха, чтобы прошептать, - я не могу больше терпеть... я хочу вас, сир. Прямо сейчас.

+1


Вы здесь » ASOIAF: F*сk the King » Настоящее » [# 4.2] Золотая принцесса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC